Как пьянствовали в Бежецке в старину? - БЕЖЕЦК.РУ

Как пьянствовали в Бежецке в старину?

Бежецкий музей начинает серию публикаций под названием «Из фондов Бежецкого музея», обещает знакомить нас с интересными материалами и экспонатами. А наш информационный ресурс в свою очередь с удовольствием разместит их на своих страницах сраицах. И первая публикация – это статья замечательного бежечанина, краеведа, заслуженного учителя РСФСР Антонина Герасимовича Кирсанова (1886 г. -1968 г.), в которой он освещает проблему пьянства в Бежецке в конце XVIII начале XIX вв.

Так было, а лучше не стало

В обширном архиве Бежецкого суда конца XVIII века было много дел об оскорблениях, драках и убийствах, совершенных жителями города в пьяном состоянии.

В то время в Бежецке уже насчитывалось 7 кабачков. Самым видным из них был «Красный кабачок», против торговых рядов, служащий для торговцев своеобразной биржей.

Многочисленными скандалами славился кабачок на берегу Мологи, около парома. Кроме кабачков в городе была харчевня, где, кроме пива, можно было получить незатейливую закуску, вроде вареной печенки, рубца и студня, «Сбитневая изба», в которой пили крепкий старинный мед и сбитень и «Бульонная изба» — это было вроде современной столовой для господ дворян и чиновников.

Как пьянствовали в Бежецке в старину?

В 1815 году в городе был открыт «Герберг второго номера». В договоре Магистрата с арендатором Герберга сказано: «Содержать оный Герберг в собственном или наемном доме самому, а на случай отлучки своей отставлять в оном приказчика посадского, а отнюдь не крестьянина; покои же иметь в порядке и чистоте, так чтобы полы были усыпаны травой или же песком. Для удовольствия приходящих людей содержать в оном Герберге стол без ночлега и продавать для употребления на месте виноградные вина иностранные, а равно и фруктовые в России делаемые, также пиво и портер на манер аглицкого полупива легкого, кофе, чай и курительный табак и сверх того иметь биллиард. В Герберг низкого состояния людей, яко солдат, крестьян господских и всякого звания развратных – не пускать…»

Мирная беседа в кабачке за штофом вина, обычно, оканчивалась «непотребною лаею и смертным боем». Драки в пьяном виде были бытовыми явлением в старом Бежецке. Дрались горожане всех положений и возрастов, дрались помещики с посадскими, бургомистры с подъячными, часты были драки и с военными. И вот одно из таких дел, вызванных действиями винных паров, дошло до императрицы Екатерины и превратилось в политическое дело оскорбления ее величества.
Суть этого дела видна из «репорта» Московского генерал-губернатора, фельдмаршала, графа Петра Салтыкова от 27 октября 1765 года Екатерине Второй о бежецком купце Тимофее Ревякине. Привожу этот «репорт».

кабаки в Бежецке

«Всепросветлейшей, Державнейшей Великой Государыне Императрице и Самодержице Всероссийской от генерала-фельдмаршала, сенатора и кавалера графа Салтыкова всеподданнейший репорт. Прошедшего августа 2 числа сего года, в городе Бежецке, того города купец Тимофей Ревякин, обретающемуся при тамошней воеводской канцелярии штатной роты подпоручику Салькову, который от той канцелярии был употреблен для усмотрения в строении винного погреба, выбежав из кабака, между бранью, говорил слова такие: «кто тебя, дурака, в офицеры пожаловал, на том бы 50 рублей доправил, в чем тот Сальков и показанные от него свидетели по именам десять человек, будучи тамо, точно при следствии его Ревякина показали. А Ревякин сперва в том запирался, а потом винился и показал, что те слова выговорил он бывши весьма пьяный, из легкомыслия, по простоте своей, без всякого умысла. И потому мною определено оного Ревякина за произнешенные им в пьянстве предерзкие слова, и чтобы он впредь от таких предерзостей и от пьянства имел воздержание, сверх того что он был содержан под караулом без мала два месяца, посадить ныне в тюрьму на неделю и давать только хлеб и воду, а по прошествии этого времени из-под караула освободить. А я Вашему Величеству о сем всеподданнейше доношу известие«.

На подлинном «репорте» имеется собственноручная приписка Екатерины такого содержания: «Спасибо графу Петру Семеновичу, что он как мало возможно сечет. Изволь и впредь так поступать». После этого, написанного по-русски – идет приписка на французском языке, перевод ее таков: «Читая это, я умирала от страха, что вы могли заставить бить плетками этого бедного человека, а на самом деле его ошибка состояла в том, что он был рассержен, будучи пьян, но так как не хорошо говорить оскорбления офицеру – этот человек заслуженно наказан. Да храни вас бог и даст вам здоровья и веселости». Слова приписки, сделанные на русском языке, показывают, как плохо выражала свои мысли российская императрица на русском языке.

Более 150 лет прошло со времени описанного в этой были. Исчезли купцы и посадские, бургомистры и подъячие, исчезли сиятельства и высочества. Появилось новое, сердечное слово «Товарищ», но не исчезло ужасное зло нашего времени: пьянство. Люди стали культурнее, читают газеты и книги, слушают радио, смотрят кино и телевизор, разбираются в политике нашего Советского государства и не могут понять, какое огромное зло себе, семье и обществу наносит пьяный человек. Праздник, свадьба, похороны, встречи и проводы, получка зарплаты – все это служит поводом к пьянству.

Когда же конец этому! Когда же наш Советский человек перестанет в пьяном виде превращаться в дикаря и совершать те ужасные поступки, которые были в последнее время в нашем городе.

Заслуженный учитель РСФСР А.Г. Кирсанов.

Прошло еще 70 лет… Исчезли не только бургомистры и подъячие, но и «товарищи», а изменилась ли ситуация с пьянством в Бежецке? Судить об этом вам, наши уважаемые читатели-современники!

Поделиться статьей

You may also like...